Кольский сборник, 1930

А. Ф. ГАММЕРМАН
РАСТИТЕЛЬНЫЕ ОСТАТКИ ИЗ МОГИЛЬНИКА НА БОЛЬШОМ ОЛЕНЬЕМ ОСТРОВЕ


(Из работ Института археологической технологии при Государственной академии истории материальной культуры)
Институту археологической технологии в Ленинграде были переданы Музеем антропологии и этнографии Академии Наук для материального исследования остатки угля и деревянных предметов, найденных Кольской экспедицией Академии Наук в древнем могильнике на Большом Оленьем о-ве. Раскопки произведены А. В. Шмидтом; могильник датируется примерно I тысячелетием до н. э.
Растительность Большого Оленьего о-ва (1), расположенного в северной части Кольской губы, в 3 км от г. Александровска, в настоящее время представлена различными тундровыми ассоциациями с преобладанием низких полукустарничков и лишайников. Однако, по более защищенным от ветра местам южного склона имеется и древесная растительность. Древесные породы богаче всего представлены березой; имеющей здесь обычно кустарниковый рост, но на более благоприятных местообитаниях достигающей 2-21 2 м. Чаще всего встречается береза пушистая, Betula pubescens E h r h, но имеются и различные гибриды ее с карликовой березой, Betula pubescens Ehrh. + Betula nana L. К березе примешаны разные виды ив; местами встречаются можжевельник и единичные экземпляры рябины. Осина найдена в березняках южной часта острова в виде травянистой корневой поросли; ежегодные покосы видимо мешают ее развитию.
На близлежащем материке Кольского п-ова, Мурманская береговая полоса занята тундрой, в которую по рекам и узким заливам далеко вдается языками и островами лес (2). В частности, по левому берег) Кольского залива, ближайшему к Оленьему о-ву, лес начинается в 30 км от берега, единичные же сосны имеются около г. Александровска В лесах к перечисленным породам присоединяются еще ель и сосна причем сосна здесь идет дальше ели за границу лесной растительности
Имея такие подробные сведения о современной древесной растительности указанного района, интересно было выяснить, какие же породы использовал человек, живший в эпоху исследуемых погребений, которая не могла по своей растительности сильно отличаться от современной.
При раскопках были собраны уголь и дерево. Уголь найден в небольшом количестве в нескольких могилах. Он встречается в довольно крупных кусках, до 3 см шириной, в хорошо сохранившемся состоянии. Кусочки угля были рассыпаны по трупу, вследствие чего можно предполагать в посыпании углем какой-то ритуальный обряд. Собранное дерево представляет собою остатки истлевших деревянных предметов, положенных покойнику в могилу. Предметы сохранились лишь в небольших, потерявших форму кусочках, не позволяющих разгадать их назначение. Дерево гораздо сильнее, чем уголь, подверглось разрушению за долгое время пребывания в могилах; остатки приняли бурый, несвойственный древесине цвет, стали легкими и хрупкими, рассыпающимися при прикосновении.
Список растительных остатков, найденных в могильниках на Оленьем о-ве (Рис, 31 Kb)
Таблица показывает наличие 3 древесных пород, между которыми преобладает сосна. Деревянные предметы все из сосны, между тем как в углях, кроме того, найдено немного осины и березы.
Различного происхождения угли отличаются уже по внешнему виду. На одних кусках ясно видна простым глазом слоистость, обусловленная годичными кольцами древесины, другие же кусочки имеют более гомогенное строение-ни простым глазом, ни даже в лупу слоистость в них не различима. Микроскопическое исследование подтвердило наличие разных древесных пород.
Угли с ясной слоистостью относятся к хвойным. Вся ткань этих углей состоит, как видно на поперечном разрезе (табл. I, 1; 191 Kb), из однообразных трахеид, пронизанных узкими сердцевинными лучами; в осенней части годичных колец проходят крупные смоляные ходы. На радиальных разрезах (табл. I, 3) в продольных трахеидах прекрасно видны крупные, окаймленные поры, расположенные в один ряд. Сердцевинные лучи оказываются состоящими из двух родов клеток: по краям луча расположены в 1-2 ряда поперечные трахеиды, с малыми, круглыми, окаймленными порами и с зубчатыми выступами на внутрен-ных стенках; зубчики с трудом различимы в темных угольных микроскопических препаратах. Средние ряды луча состоят из паренхимных клеток, содержащих в местах пересечения продольными трахеидами по одной весьма крупной, яйцевидной простой поре.
Указанное строение наблюдается у видов сосны секции Eupitys Spach., подрода Diploxylon, рода Pinus. Из этой секции на севере встречается только вид Pinus silvestris L., обыкновенная сосна, которая, следовательно, является производящим растением исследуемых углей.
Другая группа углей, имеющих гомогенное строение, при микроскопическом исследовании оказалась принадлежащей к лиственным породам, что узнается по присутствию настоящих сосудов. Расположение сосудов во всех углях равномерно разбросанное по всему годичному кольцу. По строению сосудов и сердцевинных лучей здесь можно различать две породы.
Одна порода имеет сосуды с простой перфорацией и с расположенными по 5-6 в ряд, окаймленными порами. Сердцевинные лучи в тангентальном разрезе однорядны в ширину; в радиальном--высота луча во много клеток, причем 2-3 краевых клетки плоски, тангентально вытянуты и в местах пересечения сосудов пронизаны простыми, крупными порами, образующими здесь сетчатый узор.
Такое строение древесины характеризует род Populus. Из видов этого рода на севере может произростать только осина, Populus tremula L., к которой, следовательно, и относятся описанные угли.
У другой породы этой группы углей членики сосудов соединяются лестничной перфорацией из 16 - 20 тонких перегородочек; стенки сосудов пронизаны мельчайшими порами, по 10-12 в ряд. Все клетки луча-с мелкими многочисленными порами. Лучи 1-4-х рядны.
Описанное строение встречается у берез, Betula sp.
Что касается техники исследования описанных углей, то она была такова: от каждого кусочка брался бритвой мелкий соскоб в радиальном направлении и разсматривался в капле воды под микроскопом. В таких препаратах хорошо различимо строение лучей и стенок сосудов или трахеид, что позволяет распределить материал на несколько групп по породам. Затем для уточнения диагноза и для получения постоянных препаратов, сохраняемых как corpus delicti, приготовлялись, для каждой породы в разных направлениях, шлифы по методу Клера (3).
Остатки дерева из могильника не оказалось возможным, по причине их ветхости, препарировать непосредственно бритвой, как свежую древесину. Только в продольных направлениях можно было соскабливать бритвой мелкие участочки достаточной тонкости; для получения же поперечных срезов необходимо было прибегнуть к заливке в целлоидин и к микротому. Истлевшее состояние древесных остатков отразилось и на их гистологическом строении. Смотря по степени ветхости, наблюдалась более или менее далеко зашедшая дезорганизация клеток. Так, на приложенной микрофотографии (табл. I, 2) видно, что ткань целых участков годичных колец превратилась в бесформенную, зернистую массу. В продольных трахеидах крупные, окаймленные поры, так ясно вырисовывающиеся на препаратах углей, здесь потеряли свои резкие очертания (табл. I, 4), местами остались в виде едва заметных концентрических контуров или даже исчезли совсем, а стенки трахеид приобрели зернистую поверхность. В сердцевинных лучах также почти исчезли малые, окаймленные поры краевых трахеид. Наш диагноз перечисленных гнилых древесин базируется на отсутствии сосудов, вследствие чего объекты можно отнести только к хвойным, на наличии в средних рядах лучей весьма крупных просветов, соответствующих бывшим яйцевидным порам, и на строении стенок краевых трахеид, сохранивших даже на самых гнилых образцах свои зубчатые выступы, весьма характерные для сосен секции Eupitys.
Как сказано выше, из видов этой секции северный ареал распространения имеет только сосна обыкновенная, Pinus silvestris L., к которой мы и относим все найденные деревянные предметы;
Резюмируя результаты исследования и сопоставляя найденные виды древесных пород с современной растительностью острова, мы видим, что береза и в настоящее время образует лески по склону близ могильника; там же, как поросль, есть осина и только деятельность современного человека мешает ей развиться в кустарники. Эти 2 породы могли быть взяты доисторическим человеком, для получения из них угля, на месте их произрастания.
Сосна же на острове не встречается. Но наличие остатков сосны в могильниках еще не позволяет делать вывод об ее произрастании на острове 2-3 тысячи лет тому назад. Нахождение соснового угля, которого, вероятно, не стали бы приносить издалека, может найти себе объяснение в том, что доисторический человек мог собирать деревья, приплывающие, как и в настоящее время в большом количестве, к берегам острова; их (бурелом) приносит сюда морским течением с берегов заливов и рек.
Что касается таких изделий из сосны, как древко стрелы, остатки колчана и другие неопределенные предметы, положенные в могилу, то, очевидно, они были изготовлены в лесу, находящемся на материке не так далеко от острова, тем более, что по данным археологов остров не был населен, а служил лишь кладбищем.
Не исключена, конечно, возможность, что граница леса лежала немного севернее, так как в настоящее время наблюдается гибель опушек леса, но причиной этому, по данным Танфильева (4), является не изменение климата, а наступание болота на лес, которое наблюдается по северным лесным границам Евразии.

ЛИТЕРАТУРА
1. Г. Крепе и Н. Спасский. Очерк растительности Большого Оленьего острова в Кольском заливе. Раб. Мурманск, биолог, ст., т. II, 1926.
2. Г. Т а н ф и л ь е в. Физико-географические области Европейской России. СПб. 1897.
3. В. Клер. Шлифы костей, древесного угля и древесины. Лгр. 1926.
4. Г. Танфильев. Пределы лесов в полярной России. Одесса, 1911.

Вверх