Четвертичные отложения и новейшая тектоника ледниковых областей Восточной Европы

С.Д. Синицын
КОСТНЫЕ ОСТАТКИ ЧЕЛОВЕКА В РАСКОПКАХ А. В. ШМИДТА


До последнего времени мы не имели почти никаких материалов, на основании которых можно было бы говорить о физическом типе древнейшего населения Кольского п-ова. Два костяка, добытые Егоровым и Рихтером из могильника на Большом Оленьем о-ве в Кольском заливе в 1925 г., были едва ли не единственными известными до сего времени в СССР остатками ранее жившего здесь человека. Раскопки А. В. Шмидта в 1928 г. могильника на том же Большом Оленьем о-ве значительно пополнили костный материал и на основании его уже есть некоторая возможность в самых общих чертах поставить вопрос о физическом облике древних насельников края. В результате раскопок А. В. Шмидта мы имеем данные об 11 костяках, правда, в большинстве случаев неполных и частью очень плохо сохранившихся. Из числа этих 11 костяков, 2 детских и 2 взрослых, от которых остались лишь плохо сохранившиеся обломки некоторых костей, не могут быть приняты во внимание при суждении о внешнем облике населения и, таким образом, могут быть использованы для наших целей лишь 7 костяков-3 мужские и 4 женские, принадлежащие взрослым индивидуумам.
В предлагаемой заметке, не касаясь характеристики всего костного материала, мы остановимся главным образом лишь на описательной и измерительной характеристиках сохранившихся черепов.
К сожалению, из числа 7 наиболее сохранившихся костяков черепа имеются лишь у 4 (у одного мужского и у трех женских). Приведем характеристики этих черепов.
Череп от костяка VIII принадлежит мужчине зрелого возраста. Череп очень хорошей сохранности, овоидной формы, мезоцефальный, с черепным указателем 77.79. Крышка черепа сводчатая, с выступающей затылочной частью. Лицо триангулярное, мезопрозопное, с лицевым указателем 86.09, с убегающим назад лбом, с сильно развитыми надбровными дугами, с угловатыми глазницами, с сильно выступающим надпереносьем и с сильно выдающимся вперед подбородком. Нос с крышеобразной спинкой, с грушевидными подносовыми краями и с заметно развитой носовой остью. Нёбо ипсилоидной формы, с прямым нёбным швом.
Череп от костяка III принадлежит женщине зрелого возраста. Череп хорошей сохранности, ромбовидной формы, суббрахицефальный, с черепным указателем 80.11. Крышка черепа сводчатая, с несильно выступающей затылочной частью. Лицо элипсоидное, мезопрозопное, с указателем 86.86, с наклонным лбом, с округлыми глазницами, с заметно выступающим надпереносьем и с выступающим подбородком. Нос с крышеобразной спинкой, с грушевидными подносовыми краями и со слабо развитой носовой остью. Нёбо параболовидное, с прямым нёбным швом.
Череп от костяка V принадлежит женщине зрелого возраста. Череп овоидной формы, суббрахицефальный, с черепным указателем 80.87. Крышка черепа сводчатая, с округлой затылочной частью. Лицо эллипсоидное, с низким покатым лбом, с угловатыми глазницами, с несколько выступающим надпереносьем и слабо выдающимся вперед подбородком. Нос со сводчатой спинкой и с грушевидными подносовыми краями. Нёбо ипсилоидной формы, с прямым нёбным швом.
Череп от костяка IX принадлежит женщине зрелого возраста. Череп пентагональной формы, мезоцефальный, с черепным указателем 79.55. Свод черепа крышеобразный, с выступающей под углом затылочной частью. Лицо триангулярной формы, с низким, покатым лбом, округлыми глазницами, со слабо выступающим надпереносьем и со слабо развитыми надбровными дугами, с мало выступающим вперед подбородком. Нос с крышеобразной спинкой. Нёбо ипсилоидной формы, с прямым нёбным швом.
Как видно из приведенных характеристик, по черепному указателю все черепа относятся к мезоцефальной или суббрахицефальной группе. Необходимо отметить, что все они без исключения, помимо того, относятся к одному и тому же так называемому широкому типу.
Обращает на себя внимание череп и весь костяк VIII своей прекрасной сохранностью и своими крупными размерами. Небезинтересно отметить, что и положение его в могиле было несколько иное по сравнению с положением других костяков (см. статью А. В. Шмидта). Правда, детальное рассмотрение этого костяка рассеивает первое впечатление об его особенностях и заставляет поставить его в один ряд с другими костяками. Общая длина этого костяка (рост), равная 166 см, не выделяет его от другого мужского костяка VI с ростом в 165 см.
Точно также в нормальных соотношениях к нему по росту стоят и женские костяки, имеющие длину (рост):
костяк III - 156 см
"" V-154 ""
" " VII-152 ""
Отсутствие других мужских черепов не дает возможности провести сравнительную характеристику черепа VIII с другими черепами, но, сравнивая его с женскими, приходится отметить что он, несмотря на свою склонность, по величине индекса, к долихоцефалии, принадлежит к тому же широкому типу, как и все женские черепа.
Таким образом напрашивается мысль, что все костяки из могильника на Б. Оленьем о-ве, несмотря на их кажущееся различие, принадлежат к одной и той же народности, что подтверждается и общностью обнаруженного при погребениях инвентаря (см. работу А. В. Шмидта). Видимые, хотя на самом деле и незначительные различия костяка VIII от других, по всей вероятности, объясняются особым социальным положением данного субъекта. Эту мысль подтверждает и большее разнообразие найденного при нем инвентаря.
Возникает вопрос: является ли по типу население, остатки которого обнаружены на Б. Оленьем о-ве, родственным современному лопарскому населению Кольского п-ова? Ответить на этот вопрос, при том материале, который имеется сейчас, конечно, не представляется возможным. Трудно судить со всей полнотой о физическом облике населения по одному мужскому черепу да по нескольким длинным костям и по нескольким разрозненным женским костякам; совершенно невозможно на основании такого материала проводить параллели между древним и современным населением. Однако, можно все же сказать, принимая во внимание отдельные признаки, что по форме головы население с Б. Оленьего о-ва было очень близко к современному лопарскому населению этой области. В отношении роста, если об этом можно судить по двум мужским костякам, оно было несколько выше современного, но рост обоих костяков находится в пределах вариации роста современного населения.
Инвентарь погребений отчасти сближает раскрытое древнее население с современными лопарями. Но этот большой вопрос о действительном родстве народностей двух отдаленных одна от другой эпох требует еще очень большого и тщательного изучения и собирания большего материала.